Алдар Гунтупов (aldar_guntupov) wrote,
Алдар Гунтупов
aldar_guntupov

Category:

Лари Илишкин: "Буддизм для калмыков - это наша национальная идея, наша идеология"

На днях удалось встретиться и поговорить с известным калмыцким общественным деятелем Лари Илишкиным.
Лари Наранович - умный, интересный и наблюдательный собеседник, человек, который не только держит руку на пульсе событий, происходящих в Калмыкии, но и сам активно участвует в общественной жизни калмыцкого народа. И от кого же как не от него - общественника, журналиста, политического обозревателя узнать новое, интересное о жизни братского, не чужого нам - бурят-монголам народа? Что я и сделал.



- Лари Наранович, прежде всего разрешите поздравить вас и весь народ Калмыкии с Цаган Саром! Хочу пожелать нашим калмыцким братьям всяческих благ, процветания в наступившем году Желтой Земляной Собаки!

И первый вопрос. Расскажите, пожалуйста, о вашей общественной деятельности. Чем занимается ваша организация?


- В свое время я возглавлял общественную организацию "Джунгар", но на данный момент передал руководство другому человеку. Сейчас у нас есть автономная некоммерческая организация "Издательский дом Нарана Илишкина". В принципе на сегодня она особо не действует, но тем не менее мы пытаемся на личностном уровне делать полезные вещи для монгольского мира. Все-таки мы считаем, что пришло время собирать камни. 800 лет мы их разбрасывали, а теперь хватит! Сейчас созрели все условия, чтобы мы начали объединяться, объединяться прежде всего ментально, ведь ментальное объединение самое крепкое. Естественно, это долгий процесс, нельзя сразу же ожидать серьезных результатов, но если мы родились в этот период и от нас что-то зависит, мы должны это делать!

- Не могу не отметить ваше хорошее знание калмыцкого языка. А насколько хорошо владеют родной речью люди вашего поколения?

- Нет, нет, у меня слабое знание языка. Я знаком с ребятами, которые прекрасно владеют калмыцким литературным, но, к сожалению, сейчас это большая редкость, у нас очень серьезные проблемы с языком. Они есть и в Бурятии, но в сравнении с нашими у вас положение намного лучше. Недавно я был в Еравне, общался с еравнинцами. Чуть ли не треть слов в их повседневном лексиконе - это русские слова, так что, даже не зная бурятского, можно по смыслу понять о чем они говорят, но все равно для них говорить на родном языке - это не просто напускное, это у них в норме вещей. И это радует.
У нас же, я повторю, очень тяжелая ситуация с языком.


- Раз мы начали говорить о языке, скажите, а как мотивировать бурятскую и калмыцкую молодежь изучать родной язык? Ведь если зайти в любой книжный магазин, то на полках можно увидеть пособия и учебники по приемлемой цене, в интернете можно найти видеоуроки, и у вас, и у нас открыты курсы, без проблем, не выходя из дома, можно пообщаться с носителями - родственниками, бабушками, дедушками, но все же почему-то наша и ваша молодежь охотнее изучает китайский, корейский, английский, а родной язык изучать как-то не торопится. Что вы думаете?

- Да, наши общественники проводят языковые курсы, устраивают акции, агитируют, пытаются развивать "Тодо бичиг" и т.д. Все это правильно, но этого мало! Мое глубокое убеждение - без всесторонней, системной поддержки правительства, решительного настроя власти бесполезно что-либо сделать. Вот был у нас такой Виктор Дорджи-Горяевич Джанджиев, министр строительства, а позже глава Целинного района, так вот он ввел интересную практику планерок на родном языке. Он сказал: "Ничего страшного!" И все руководители вспомнили! Оказывается, все они могли говорить на калмыцком! Это был хороший пример, но эта искорка зажглась и погасла, инициатива не была подхвачена. Так нельзя, нужен системный подход! Я всегда говорю, что необходимо ввести обязательное знание родного языка для чиновников коренной национальности! Это будет грамотная, достаточно толерантная, ненационалистическая, патриотическая позиция, которая основывается на конституции, на праве каждого народа изучать свою культуру и родной язык. При этом чиновники других национальностей могут и не знать его - это их дело. Возможно, со временем кто-нибудь из уважения к титульному народу им овладеет, но свои должны знать.

И за примерами далеко ходить не надо. В 90-е годы Минтимер Шаймиев предложил и внедрил эту систему, и татарские чиновники, многие из которых не владели родным языком, выучили его. Другой пример - Марий Эл. Все планерки проводятся на марийском языке, и даже чиновники-немарийцы теперь его знают и активно участвуют в совещаниях. Вот вам пример того, как республиканские власти деятельно поддерживают авторитет родного языка.

Отмечу также, что для престижа любой страны очень важно сохранить языки всех народов, проживающих на ее территории. Возьмем тот же калмыцкий язык. В условиях 400-летней изоляции калмыцкого народа, в нашем языке сохранились многие идиомы древнемонгольского языка, которые давно уже исчезли в других монгольских языках, т.е. хальмг келн - это неиссякаемая сокровищница. И если такой уникальный язык исчезнет, то это будет огромный удар по престижу государства, его авторитет резко упадет. У международного сообщества сразу же возникнет вопрос: "Какое же там отношение к нацменьшинствам, если их языки исчезают?"

Следующий важный момент. Считаю, что носитель языка должен стать и его распространителем, пропагандистом. Вот недавно я переписывался с одним жителем из Кетченер по теме преодоления языкового кризиса. Он гордо заявляет: "Вот я знаю язык, и все мои друзья знают!", а я его спрашиваю: "А сколько людей ты обучил языку? Ты знаешь, а какая от этого польза остальным? Вот ты хлеб носишь с собой, но никого не кормишь, так какой толк от этого хлеба?" Он сразу же умолк, потому что одно дело бить себя в грудь и хвастаться, а другое - научить незнающих.

Позиция "я знаю, а другие не знают и позор им" - манкуртисткая! Она изнутри подрывает все, что должно восстановиться. В тайне такие люди даже радуются, что другие не знают и что можно таким образом выделиться, возвыситься над ними.

Если ты - носитель языка, то ты должен делиться своими знаниями со всеми желающими, помогать, стимулировать и поддерживать их.



Золотая обитель Будды Шакьямуни.

- У нас в этнической Бурятии цитаделью бурятского языка, культуры, национального духа считается Кижинга, Ага, Еравна. И большинство писателей и поэтов, журналистов, пишущих на бурятском, дикторов национального телевидения, певцов, ученых-бурятиеведов, т.е. всех тех, кто так или иначе связан с родным языком, являются выходцами из этих районов. А где в Калмыкии самый высокий уровень владения языком?

- Раньше считалось, что Кетченеровский район, в 90-е там говорили все, но сейчас в самом райцентре - Кетченеры молодежь уже не владеет родным языком. На сегодня осталось только 2 села в районе (А.Г. - Тугтун и Овдык), где все говорят - и пожилые, и молодые. Так что нельзя сказать, что есть какой-то оплот, везде проблемы начались.

И тем не менее я верю, что ситуация с языком со временем должна выправиться.


- На протяжении 400 лет калмыцкий народ, проживая в полной изоляции, в отрыве от других монгольских народов сумел несмотря на тяжелейшие испытания и катаклизмы сохранить национальное самосознание, традиции, культуру, в той или иной степени язык, не изменился антропологически, т.е. остался и по духу, и по крови народом монгольского корня. Огромную роль в консолидации калмыцкого этноса сыграли и развитое национальное самосознание, и историческая память, и гордость за славное прошлое ойратов и, конечно же, буддизм. 400 лет назад, когда ойраты пришли на берега Волги, они уже были ревностными буддистами, таковыми они остаются и теперь.
Лари Наранович, что на ваш взгляд значит буддизм в жизни калмыцкого народа?


- Я всегда привожу такой пример: представьте, что перед вами железный шест глубоко вкопанный в землю, возьмитесь за него всей толпой, крепко держитесь и пусть вас попробуют уронить на землю. Ничего не получится! А уберите его и вас будет легко повалить на землю. Не за что держаться! Всегда в лихую годину в самых тяжелых условиях буддизм был тем духовным стержнем, который не давал сломаться нашим людям.

Знаете, описано много случаев, произошедших в первые дни и месяцы ссылки. Калмыки умирали и их трупы выбрасывали из вагонов, а позже свозили в морги. Так вот, врачи очень часто находили на трупах буддийские танки обернутые вокруг тела, т.е. верующие носили их на себе как самое дорогое, как реликвию. А ведь там были редкие танки 17-го и 18-го веков, которые можно было продать на рынке и купить хлеб.

Другой случай. Бурят, как известно, тоже репрессировали и ссылали в Красноярский край. Одна пожилая бурятка вспоминала, как на их полустанке остановился эшелон с калмыками. И они, увидев азиатов и поняв, что это их единоверцы, стали через оцепление кидать им свитки танок. Люди знали, что едут на смерть и поэтому спасали самое важное. Как вспоминала женщина, многие танки не долетели, многие отобрали конвоиры, но четыре они все же успели подобрать. Спустя десятилетия пожилая женщина взяла с сына слово, что он обязательно отвезет их в Калмыкию. Сын исполнил наказ матери.

Мы, калмыки, живем в непростых условиях, и буддизм - очень важная часть нашего существования, нашего выживания, то за что мы можем держаться. Это наша национальная идея, идеология. Одна религия - один народ!

Когда-то ойраты, мечтавшие объединиться и создать империю, искали национальную идею, и они нашли ее, это оказался буддизм. Только благодаря ему разрозненные ойратские племена, у которых, кстати, противоречий хватает и сейчас, сумели объединиться. И даже советская историография, негативно относившаяся ко всем религиям, вынуждена была признать, что решающую роль в консолидации ойратских племен в Монголии и на Волге сыграло буддийское духовенство.


- Значит, расхожый тезис, что дух воинов Чингис-хана смягчил буддизм, и что они из-за этого стали невоинственными и уступчивыми, в корне неверен?

- Да, неверен! Джунгария была на 100% буддийским государством, но она же была и единственным из монгольских государств, которое сражалось до конца! Вот и все! О чем еще говорить?
И Эвлия Челеби - знаменитый турецкий путешественник 17-го века, посетивший калмыков на Волге, писал:

- Все они, калмыки, отважный народ богатырей. Никогда не бегут от смерти, так как верят в перевоплощение: «Если я умру, дух мой перейдет в какое-нибудь другое существо, пребывающее в чреве некой женщины, и я снова приду в мир» - так рассуждают они, а потому, не страшась смерти, один за другим бросаются в битву, погибают в битве и схватке храбрецами.

То есть турок, мусульманин объяснял смелость, жертвенность калмыков их верой в перерождение, иными словами, концепцией реинкарнации.


- В Бурятии около 25 протестантских приходов. Побывав в них, я увидел, что 50-60% прихожан - это буряты, молодые, интересные, образованные, развитые люди. Есть буряты-католики, кришнаиты, около 20 мусульман и даже иудеи! Выходит, что традиционные религии - буддизм, шаманизм не дали исчерпывающего ответа на их вопросы, не удовлетворили их духовные запросы? Что вы думаете по этому поводу?

- Естественно, когда молодой человек смотрит, что лама строит двухэтажный особняк, ездит на джипе, может снять, может одеть ламскую одежду, сходить на дискотеку и т.д., что в буддизме и особенно в школе гелуг строго запрещено, он начинает думать, что и весь буддизм такой, но это не так. У нас в Калмыкии всего 29 лам, которые относятся к официальной Сангхе, но все они прошли через очень серьезный фильтр, к ним долго присматривались перед тем, как разрешили одеть монашеские одежды. Наши ламы - чистые, соблюдают обеты, не имеют собственности, живут в общежитиях, семей не заводят, и поэтому пользуются авторитетом, люди верят им, за каждого из них можно ручаться. При этом у нас тоже есть лжеламы, все они находятся в оппозиции к Центральному хурулу.

Все эти лжеламы, которые используют религию как бизнес, тем самым дискредитируя ее, со временем исчезнут. Они не имеют морального права считать себя последователями ламы Цонкапы. Их ждет очень нехорошая участь. Как-то обходя резиденцию в Дхармасале, я обратил внимание на большую стаю собак. Как пояснили мне монахи, это ламы, не сдержавшие обетов и переродившиеся в животных - собак, обезьян. Кармическая память все равно ведет их к монастырю. Я ни в коем случае никому не желаю зла, но эти люди должны понимать, что их ждет за недержание обетов, за то что используют религию в бизнесе. И во-вторых, они должны все же осознать насколько большая ответственность лежит на них за свой народ.





Верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче.

- Буддийская Традиционная Сангха вносит значительный вклад в возрождение национальных традиций, развитие языка - периодически проводятся конкурсы по бурятскому языку, шахматам, народным видам спорта, возрождается овцеводство, коневодство, популяризируются ремесла и промыслы. И все мы, конечно же, знаем, какую большую работу ведет буддийское духовенство Калмыкии на благо своего народа. Расскажите, пожалуйста, о деятельности Шаджин-ламы Тэло Тулку Ринпоче.

- Шаджин-лама у нас очень влиятельный и уважаемый человек. Один пример. Когда он был в Дхармасале и попросил Далай-ламу освободить его от должности, Его Святейшество ответил: "Если тебя народ уважает, значит, останешься, если нет, уйдешь". Вернувшись в Калмыкию, он прилюдно повторил свою просьбу и ответ Его Святейшества. При этих словах весь Хурул встал и около 10 минут были непрекращающиеся аплодисменты. Народ дал оценку его деятельности.

Благодаря его присутствию на высоком энергетическом уровне чистится пространство, стали заметны позитивные улучшения.

У нас вопреки всем экономическим проблемам народ стал меньше пить. Каждый год в Центральном храме десятки верующих берут обеты не прикасаться к спиртному.

Преступность заметно упала. Раньше было большое число немотивированных убийств, бандитизм был страшный, в 80-90-е годы невозможно было на улицу выйти, даже с фотоаппаратом нельзя было пройти, отберут. Сейчас вечером, ночью можно спокойно гулять, никто вас не тронет. Что это? Работа правительства? Да нет, конечно!
Это значит, что пространство почистилось, демоны-шулмусы уходят.

Благодаря его авторитету каждый год к нам приезжает много серьезных учителей. Молодежь пытается глубоко изучать буддизм. Когда у нас перед первым сентября проводятся обряды в честь Будды мудрости - Манджурши, в Центральном хуруле, вмещающем 3 тысячи человек, нет свободного места, молодежь идет и идет.

Когда Центральный храм стал делать подношения духам местности, у нас и погода стала меняться, идут дожди. Рядом в Ростовской области, Ставрополье ураган, ветер, град, засуха, а у нас в Калмыкии идет прекрасный дождик, и это многие заметили.

Центральный хурул выступил инициатором проведения курсов калмыцкого языка и конкурсов на его лучшее знание, находит спонсоров, дарит победителям автомобили.

http://khurul.ru/2017/06/v-centralnom-xurule-kalmykii-nachinayutsya-vtorye-kursy-po-izucheniyu-osnov-buddizma-i-kalmyckogo-yazyka/

Регион у нас непростой. Сейчас по всему периметру границы мы строим ступы. Нам разрешили построить ступу Калачакры, а их всего 8 в мире. Приезжал Чадо Римпоче - специалист по Калачакре, лично руководил строительством. Всего в республике построено 130 ступ, в каждом крупном селе действуют хурулы, на данный момент их больше 40.




- Если буддизм - это главенствующая национальная идея, идеология, духовный стержень, то тот, кто стоит во главе калмыцкого буддизма по определению является и главой всего народа. Можно ли назвать Тэло Тулку Римпоче национальным лидером калмыков? Или все-таки это Орлов, Илюмжинов или кто-то еще?

- У нас считали лидером генерала Басана Городовикова, человека который поднимал республику.

Что касается Тэло Тулку Ринпоче, то в какой-то мере да, по факту более авторитетного человека в республике нет. Однако сказать, что он - национальный лидер, нельзя, ибо это предполагает активное участие в политике, но что является духовным лидером и имеет огромный, непререкаемый авторитет - это без разговоров.



Герой Советского Союза, генерал-лейтенант, 1-й секретарь Калмыцкого обкома КПСС Басан Бадьминович Городовиков.

- Несколько вопросов о Монголии. Меня очень интересует, как живут ойраты в современной Монголии - дербеты, торгоуты, баяты, захчины, мингаты, олеты. Это Кобдоский, Убсунурский, Завханский, Баян-Ульгийский аймаки. Консолидированы ли они? Насколько активно участвуют в общественной жизни?

- Они всегда были сильно дружны по племенному признаку, но не по общеойратскому, т.е. дербеты сами по себе, торгоуты тоже. Однако сейчас ситуация стала меняться. Лет 8 назад началось ойратское возрождение, идет консолидация, выросло самосознание, появилось осознание себя наследниками джунгарской цивилизации, проводятся фестивали, съезды. Теперь на выборах западные монголы стали часто выступать единым фронтом. Так, в 12-м году в Увс аймаке они впервые проголосовали по этническому признаку: раньше традиционно голосовали за Монгольскую народную партию, а в этот раз за лидера Демпартии захчина торгудских кровей Цахиагийна Элбэгдоржа.
Активно действует организация "Торгон нутаг", состоящая из богатых бизнесменов торгутского происхождения. Они, кстати, подарили в 2012-м году элистинцам памятник Убаши-хана. Как и монгольские буряты, торгоуты, дербеты, мингаты, захчины внутри своих племен очень сплоченные, помогают друг другу.



Ежегодно в Увс аймаке в местечке Хиргэнэ проводится Международный фольклорный фестиваль "Ойрад тумэн".

- В Монголии и России в чем-то зеркальная ситуация: процентная доля халхов идентична доле русского народа - 82,4% и 79,8%. И если в России националисты выдвигают лозунги "Россия только для русских" и т.д., то в Монголии местные шовинисты, подчеркиваю, не простые монголы, а темные, невежественные шовинисты, испытывают неприязненное отношение к монголам КНР, бурятам и ойратам, причем не только к своим, но и российским. Отмечу также, что в недалеком прошлом имела место быть нивелировка, когда все культурные особенности, диалектные различия приводились к одному халхасскому знаменателю, и многие буряты, памятуя о репрессиях и чистках 30-х годов, были вынуждены десятилетиями скрывать свою этническую принадлежность, выдавая себя за халхов.

Когда же указываешь шовинистам на наличие этой проблемы, то всегда, как правило, следует неадекватная, агрессивная реакция. Они с пеной у рта доказывают, что ничего такого в их стране нет. А что вы думаете о халхасском национализме, халхоцентризме? Как бороться с этим явлением?


- Да, такое явление есть. Хотя при социализме у власти был дербет Цеденбал, но общественно-политическая ситуация была такова, что приходилось скрывать свое происходение. Как говорят сами ойраты, на самом деле их в Монголии насчитывается 450 тысяч, хотя по официальным данным - 257 тысяч. Ведь во время переписей ойратов, зачастую даже вопреки их желанию, причисляли к халха-монголам. Часто бывали случаи, когда переписчику было лень идти по девятиэтажке, и он всех жильцов записывал одной национальностью.

(А.Г. - Согласно переписи 2010 года в стране проживает 45087 бурят-монголов, однако по данным самих монгольских бурят намного больше - 80 тысяч, что делает их третьей по численности, а не пятой, как считается сейчас, после халхов, казахов, дербетов и баятов, нацией Монголии).

Возможно, у шовинистов есть какие-то комплексы, обиды, иначе как объяснить бытующие поверья типа: вот в третий раз к власти придет ойрат, а за ним халх, и тогда Монголия расцветет. Ну глупость же!

Как с этим бороться?
Вот мы их немного уже прищучили, на место поставили, при встрече с нами, общаясь через интернет, они такого уже не говорят. Многие же вообще до недавнего времени ничего не слышали про калмыков и только теперь стали что-то узнавать. У них начался ментальный сдвиг, пошло какое-то понимание, и все меньше и меньше становится выпадов. Теперь они пишут: "Халимагууд - манай бахархал!".

Считаю, что попытки все централизовать, унифицировать с одной стороны кажутся патриотичными, но на самом деле отталкивают. И навязывать такую политику - значит работать на разделение монгольских народов. Далай-лама сказал: "В мире не может быть одной веры и одной национальности, мир интересен своим разнообразием". Также и монгольский мир очень интересен своим разнообразием - диалектами, костюмами, традициями.

Мы один народ, одна семья, родственники, братья, но когда кто-то пытается стать папой, старшим над всеми, то это неправильно!

И тем не менее я с надеждой смотрю в будущее и думаю, что это пройдет.


- В октябре 16-го года вы вместе с единомышленниками через депутата Великого Государственного Хурала, известного певца С. Жавхлана обратились к правительству Монголии с просьбой принять закон о предоставлении калмыкам второго гражданства. (А.Г. - Напомню, что законы Монголии запрещают двойное гражданство для ее жителей). Свое обращение вы мотивировали тем, что калмыки являются самым отдаленным монгольским этносом, что их язык и традиции в условиях глобализации находятся на грани полного исчезновения. Насколько я знаю, чтобы стать гражданином Монголии, нужно прожить в стране не менее 5 лет, иметь жилье, доход в 10 раз превышающий минимальный размер оплаты труда, собрать около 20 справок и т.д., и т.п. и еще вдобавок отказаться от своего гражданства. А вот, например, в Казахстане успешно действует программа "Нурлы кош" - "Светлое кочевье", в рамках которой этническим казахам из Монголии, Китая, Узбекистана, Туркменистана, России без особых проволочек предоставляется гражданство, даются наделы земли, льготные кредиты на строительство жилья, оказывается помощь при трудоустройстве. В общем, возвращайтесь на историческую родину, живите, работайте, приносите пользу обществу!

Как обстоят дела с вашей инициативой, есть какая-нибудь реакция монгольского правительства?


- В целом, монгольские политики еще не готовы на такой шаг. Прежде всего они очень сильно боятся, что под видом монголов из Внутренней Монголии могут заехать этнические ханьцы.

Сейчас благодаря своему опыту я могу сказать, что они, призывая жить на исторической родине, говорят только лозунгами, но ничего не делают. Я спрашиваю, как вы думаете, вот наши свои двухэтажные каменные дома, хозяйства бросят и приедут в голой степи жить без ничего? Можно также сказать: "Летите в космос!", при этом ни ракеты, ничего не дать. Глупости все это! Если призываете, но без капиталовложений, без четкой программы, то все это популизм чистой воды! Нынешнее положение вещей в Монголии такое, что это неосуществимо вообще!

Сейчас нужно требовать не гражданство, а грин-карту, чтобы калмыки, буряты и тувинцы имели преференции - возможность жить по льготному режиму, меньше чем иностранцы платить налогов, легче трудоустраиваться, открывать бизнес и т.д.
При этом нужно искать взаимные интересы, чтобы и монгольской стороне было выгодно, т.е. давать грин-карту не всем подряд, а только специалистам из числа бурят, калмыков. Можно предложить обмен рабочей силой, специалистами внутри монгольского мира, чтобы молодежь не уезжала в Корею, Москву, Америку и прочее.


- Меня, если честно, коробит наплевательское отношение монгольских политиканов (подчеркиваю, не братского монгольского народа!) к нуждам и проблемам монголоязычных народов. Ведь что стоило им поддержать грантами калмыцкий язык, организовать стажировки в научных центрах Монголии для студентов и аспирантов, спонсировать издание словарей и учебников, помогать писателям и поэтам, пишущим на родном языке? Могли же они волевым решением предоставить если не двойное гражданство, то хотя бы вид на жительство этническим монголам. Хочется спросить у них, зачем же тогда вы кричите с высоких трибун о всемонгольском единстве, зачем всуе упоминаете имя Чингис-хана, собираете пафосные Конвенты? Не кажется ли вам, что такая равнодушная позиция сродни предательству всего монгольского мира?

- Я бы это предательством не назвал. Налицо осторожность, нерешительность, где-то недопонимание, нехватка политической воли и в тоже время много популизма, демагогии. Монголия не готова еще быть лидером монгольского мира, я об этом уже писал.

- Как-то я общался с одним умным, думающим монголом. Он сетовал, что в стране появилось огромное количество партий, идейных течений, зачастую направленных друг против друга. Часть политической элиты ориентируется на Японию, Южную Корею, другие на Европу, США, многие на Китай и т.д. Усиливается присутствие нетрадиционных конфессий, одних протестантов только насчитывается 200 тысяч. Во власти много коррумпированных чиновников, думающих не о своем народе, а о личном обогащении, наблюдается страшное расслоение общества на бедных и богатых. Все более или менее разработанные рудники, залежи полезных ископаемых перешли в руки иностранных корпораций. И все это на фоне усиливающейся год от года экономической экспансии Китая. И он сказал мне: "Мы сейчас находимся в идеологическом и идейном тупике. По какому пути нам идти? Как развивать страну? Как сохранить независимость? Нам остро не хватает интеллектуальной силы, энергии, свежих идей российских монголов!"
А как вы считаете, должны ли российские монголы принять активное участие в общественной жизни Монголии?


- Обязательно должны, но аккуратно!
Буряты, калмыки и тувинцы, проживая в пределах одного государства намного ближе по менталитету друг к другу, чем к жителям Монголии и тем более Внутренней Монголии. Поэтому мы должны выступать единым фронтом. У нас во внутреннемонгольской политике должна быть одна позиция.

В какой форме? По общественной линии, через культурные проекты, научные связи. Бизнес должен активно заходить, даже на таком уровне, как калмыцкие, бурятские кафе, рестораны, магазины, чтобы перед глазами стояло.




- И последний вопрос. Каким вы видите будущее монгольского мира?

- Все сказано в Калачакре. Будущее за монгольским миром! Сейчас идет подготовка для будущего рывка. Наши учителя чистят пространство, создаются условия для перерождения наших великих предков, в том числе и учителей-лам, которые были бурятами, калмыками, но в советское время вынуждены были перерождаться среди тибетцев. Великие предки будут перерождаться среди нас - в Бурятии, Калмыкии, Монголии, и они поведут нас вперед, для этого у них хватит кармических сил. Обстоятельства, геополитическая ситуация тоже будут складываться в нашу пользу. Благодаря развитию духовности Монголия сохранит свою независимость, а для монголосферы наступит новый золотой век!

- Спасибо за интервью!
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments