Алдар Гунтупов (aldar_guntupov) wrote,
Алдар Гунтупов
aldar_guntupov

В Улан-Удэ проходит выставка, посвящённая легендарным хунну

В музее истории Бурятии идет интересная выставка - «Гунны. Империя степей» («Хунну. Тайны исчезнувших цивилизаций»). В выходные удалось посетить её.



Уникальность выставки заключается в том, что она объединила богатейшие коллекции экспонатов гуннской культуры трех музеев - Национального музея РБ, Кяхтинского краеведческого музея им. В.А. Обручева и Музея Бурятского научного центра СО РАН.

Выставка расположилась на первом этаже в 2 просторных залах.

На входе висит карта империи хунну (209 г. до н.э. - 93 г. н.э.) и гуннов (IV-V вв. н.э.).



История у хунну и европейских гуннов - бурная, богатая, хорошо описана античными и китайскими историками. Первое упоминание об этом народе датируется 882-м годом до н.э., однако на широкую историческую арену он выходит только в конце III в. до н.э., когда гениальный Модэ, сын шаньюя Тоуманя, поочередно сокрушает многочисленных противников - дунху, юэчжей, усуней, лоуфань, байян, динлинов и создает первую в истории Центральной Азии кочевую империю (201 г. до н.э.). При преемниках Модэ ее территория простирается от Маньчжурии на востоке до Памира на западе, от Ордоса на юге до Забайкалья на севере. В государстве хунну прокладываются дороги, строятся города, крепости, расцветает международная торговля, действуют единые законы и, вероятно, используется своя письменность. Однако в 51 г до н.э. из-за распрей, инициируемых ханьским двором, империя распадается на две части: восточные хунну признали верховенство китайского императора, а западные были вытеснены в Среднюю Азию.

В 93 г., коалиция Китая, сяньби, динлинов и чешисцев (жителей оазиса Турфан) разбивает хунну в битве при Их-Баяне, а в 155 г., когда сяньбийский вождь Тяньшихуай наносит им окончательное поражение, хуннский этнос распадается на 4 группы. Одна из них с боями отступает на запад и к 158 г. достигает Волги и нижнего Дона. На ее основе возникает новый племенной союз - гунны, который в 370-х годах IV-го века начинает свою экспансию в Восточную Европу. Гунны сдвигают с насиженных мест германские племена, сарматов, алан, славян, кельтов, наносят ряд сокрушительных поражений армиям Рима и Византии, расширяют границы империи от берегов Волги до Атлантического океана. В конечном счете Великое переселение народов, начатое гуннами, приводит к падению Западной римской империи, смене рабовладельческого строя на феодальный, формированию современной этнической карты Европы.

В последующие века хунны и гунны очень быстро растворяются среди других народов, но их блестящее имя и подвиги остаются в веках...

На этом стенде представлен цвет хуннологии - первооткрыватель памятников азиатских гуннов Ю.Д. Талько-Гринцевич, исследовательница Иволгинского городища А.В. Давыдова, к сожалению, рано ушедшие от нас замечательные археологи - С.В. Данилов, Б.Б. Дашибалов.

В центре - профессор, доктор наук П.Б. Коновалов. С Прокопием Батюровичем я знаком лично, слушал его лекции, не раз бывал у него дома в гостях, на работе - в ИМБиТе, часами беседовал с ним. П.Б. Коновалов - ученый с мировым именем, один из патриархов отечественной номадологии, Человек с большой буквы, наш Учитель.



Карта расселения хунну.
Вообще Бурятия для изучения народа хунну - знаковое место, здесь в конце XIX в. с раскопок польского врача, археолога, этнографа Юлиана Доминиковича Талько-Гринцевича хуннология как наука берет свое начало. Здесь сконцентрировано огромное количество памятников хунну - 3 городища, 5 поселений, 4 элитных некрополя хуннской знати, а также около 30 могильников. Наконец здесь в фондах бурятских музеев собраны одни из самых важных и интересных находок хуннской археологии.


(Кликните по фотографии).

На этом фото показан фрагмент живописного тента колесницы, найденной в одном из царских захоронений (I век до н.э. - I век н.э.) в местности Царам в Кяхтинском районе археологом Сергеем Степановичем Миняевым.

Краски, которыми был расписан тент, были изготовлены из минералов, растений, лака и парафина.



На другом стеллаже расположены бронзовые втулки, наосник колеса и наконечник дышла колесницы. Их вы должны увидеть сами.



А это царский могильник Суцзуктэ в Ноин-Уле, в котором, вероятно, был погребен один из представителей правящего рода Люаньди.



Вообще хунну были не только кочевниками, часть этого народа вела оседлый образ жизни, проживала в городах и поселках. Яркое представление об оседлости хунну дает Иволгинское городище - торгово-ремесленный и административный центр на северной окраине империи Хунну. В крепости, окруженной 4-мя оборонительными валами, находилась ставка наместника края, стоял военный гарнизон, проживало несколько сотен горожан - чиновников, торговцев, ремесленников, земледельцев. Неподалеку располагался огромный, опоясанный защитным валом, загон для скота (Малое городище), а также кладбище (найдено 216 захоронений). Город просуществовал 2 столетия и был разрушен местными племенами в середине I в н.э.

Жилые дома (всего раскопано 54 строения) были квадратной формы со сторонами от 3 до 7 метров, с углублением пола в грунт до 1 м, покрывались многослойными двускатными крышами, стены и пол обмазывались глиной. Жилища обогревались очагом, сооружённым из каменных плит.


Реконструкция дома, Гуннское городище, фото:www.infpol.ru.

Хунну были умелыми металлургами, кузнецами, оружейными мастерами, ювелирами. На этом фото вы видите остатки плавильной печи, куски крицы, шлака и жернова для измельчения железной руды.



Хунну занимались рыболовством и охотой (в мусорных кучах найдены кости косули, кабана, оленя, лося, зайца, соболя, лисицы и т.д.), разводили лошадей, овец, быков, яков, верблюдов, а также свиней. Подсобную роль в их хозяйстве играло земледелие. Об этом свидетельствуют найденные археологами зерна проса, ячменя и пшеницы, зернотерки, песты, чугунные сошники, жернова ручных мельниц, серпы.


Сошник.


Мельничный жернов, Гуннское городище.

На выставке представлено множество образцов керамики - горшки, миски, узкогорлые кувшины с широким туловом, большие кувшины-зернохранилища. Хунны применяли как ручную лепку, так и гончарный круг, использовали технику лощения, любили украшать сосуды волнистым орнаментом, налепными валиками.



Пароварки хунну.



Есть и бронзовая посуда, как, например, эта чаша диаметром около 50 см. Выглядит она как новая, хотя ей между прочим 2200 лет!



А вот хорошо сохранившийся бронзовый котел.


Отдельная тема - оружие хунну.
В экспозиции выставки можно увидеть 2 меча. Первый, найденный в Нижней Иволге, на фото ниже. Второй клинок из Черемуховой пади сохранился гораздо лучше, на нем иероглифами выбито имя кузнеца, длина меча и дата изготовления.



Метательные ядра из песчаника и керамики (18, 19), бронзовая (16) и железные стрелы (17).



Бронебойная, трехлопастная стрела из железа (11).



Концевые накладки на лук.



Сложносоставной хуннский лук, его длина достигала 140 см.



Колчан, но не хуннский, а западнобурятский (конец XVIII-начало XIX вв.).



Пластинчатый (ламеллярный) доспех воина-хунну.



Декоративные пуговицы и удила.



Среди экспонатов много украшений хунну. Хотя царские могильники и простые захоронения были разграблены еще в древности, но все же кое-какие вещи дошли и до нас, как, например, эта золотая серьга, случайно найденная в 1957-м году на берегу реки Иволги.



Бусы из флюорита, гагата, халцедона, нефрита и стекла.



Обратите внимание на большой кулон из золота, украшающий бусы из сердолика и бирюзы под номером 9.



Штука похожая по виду и размеру на смартфон - поясная пластина из глинистого сланца, инкрустированная бирюзой и перламутром.



Кстати, в зале установлен монитор, так что можно полистать и посмотреть в хорошем разрешении фотографии. Также постоянно идут научно-популярные фильмы, рассказывающие о хунну.



Гадательные лопатки и альчики. Вот она - связь времён! Еще в 70-80-х в бурятских деревнях встречались старые люди, владевшие искусством предсказания судьбы по трещинам на обожженных бараньих лопатках, которое позже, к сожалению, было утрачено. А вот в шагэ бурятские дети играют до сих пор!



Нагрудная защитная пластина из бронзы. Сейчас подобные обереги, называющиеся толи, носят бурятские шаманы.



Войлочные ковры-шэрдэги из Селенгинского уезда (улус Утата, 1910 г.) и Закаменского аймака (с. Мыла, 1932 г.), а на другом фото - ковры из Ноин-Улы. Удивительно! За 2 тысячелетия и орнамент, и технология (войлок, простегнутый сухожильными нитками) сохранились и дошли до потомков без изменений.





Знаменитый звериный стиль, поясные пластины хунну! Их около 10 штук и каждая - настоящее произведение искусства.


"Лошади" (I в. до н.э. - I в. н.э.), бронза, позолота, литье, Енхор.


"Рысь в ветвях дерева и горный баран", цветной сплав, литье, Дырестуйский могильник.

Пояс знатного хунну (а, б, в). Пояс у кочевников служил украшением, а также был показателем социального статуса человека, поэтому его отделке уделялось большое внимание.
Бусы из сердолика, стекла и кости (д),
Часто встречающаяся в хуннских захоронениях монета у-шу с квадратной дырой (е).



На этом, пожалуй, стоит остановиться. В своем фотоотчете я показал лишь небольшую часть экспонатов, все самое интересное вы должны увидеть сами!

В целом, я получил очень яркие и незабываемые впечатления от выставки, для меня как для историка она была очень интересной, познавательной, волнующей.

Отмечу и ещё один важный момент: когда смотришь на эти уникальные вещи, чувствуешь их энергетику, погружаешься в атмосферу той эпохи, в тебе начинает просыпаться генетическая память, чувство неразрывной связи с далекими предками, приходит более ясное и чёткое осознание того, что мы - буряты, называющие себя хүнүүд, то есть люди, являемся прямыми потомками этого легендарного народа.

В общем, обязательно сходите на выставку!



Ну и напоследок несколько пожеланий:

- Хотелось бы чтобы в Бурятии хуннской тематике начали уделять должное внимание. Считаю, что нужно снимать как можно больше фильмов и передач, издавать художественные и научные книги, проводить фестивали, круглые столы, исторические реконструкции. Нужно чтобы наши ученые-хуннологи, не "замыкались" в себе, а популяризировали эту тему, щедро делились своими немалыми знаниями с народом.

- Необходимо, чтобы звериный стиль, орнаменты, аппликации с ноин-улинских ковров использовались при декорировании зданий, помещений, чтобы дизайнеры возрождали оригинальную и очень функциональную одежду хунну, как это делается сейчас в соседней Монголии.

- Важно, чтобы в календаре официальных праздников появился День древнего города, чтобы дата рождения Улан-Удэ была пересмотрена, и он стал одним из древнейших городов России, чтобы именем хунну назывались улицы, площади, чтобы на Иволгинском городище или в Улан-Удэ наконец-то был установлен памятник основателю первого государства кочевников в Центральной Азии - шаньюю Модэ.

- Необходимо раскручивать хуннский бренд, чтобы он стал привлекательным для туристов со всего мира. Согласитесь, глупо и бездарно не учитывать повышенный интерес к хунну со стороны иностранцев, особенно немцев, французов, венгров, в республике, где сосредоточено так много хуннских археологических памятников и имеются такие богатые коллекции в музеях!

- И ещё один важный момент: нужно, чтобы во всей этой просветительской работе главный акцент делался на исторической преемственности, родстве и неразрывной связи между хунну и бурятами, а также другими монгольскими народами. Ведь сейчас, к сожалению, вся информация подается таким образом, что возникает впечатление будто хунну - это отдельный, не имеющий никакого отношения к нам древний этнос.


Вот в общих чертах те задачи, которые должны ставить перед собой и решать (но пока что не ставят и не решают) наши общественники, Министерство культуры и туризма, ученые, журналисты, творческая интеллигенция.

Очень надеюсь, что в ближайшем будущем эта важная и нужная для нашего народа работа начнется!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments